Сентябрь-октябрь №5(67), 2013



 

Моторные яхты: Главный космополит
Текст Анастасия Романова Фото Massimo Ferrari
При создании своего флагмана Monte Carlo Yachts в очередной раз отказались от концепции «построить и продать» в пользу «почувствовать и предложить». Только сделали это даже громче обычного. Уровень кастомизации и широта выбора материалов на 26-метровой яхте те же, что могли бы быть на 100-метровой

На вилле Key Largo в Кап-д‘Ай июльским вечером было шумно. Дом, принадлежащий британскому коллекционеру олдтаймеров, находится прямо в порту, сдается только под самые торжественные монакские мероприятия. На лестнице, ведущей к пристани, постукивали шпильки и вечерние каблуки. Гости узнали, что к вилле подошел флагман верфи Monte Carlo Yachts MCY86, и поспешили вниз. Прибытия яхты, которая претендует на звание самой роскошной в размере 26 м на боут-шоу в Каннах, ждали весь год. Как только стемнело, яхта, управляемая рыжеволосым капитаном, подошла к пирсу и долго кружила, освещенная, вокруг своей оси, красуясь и демонстрируя маневренность. Вращения ей, казалось, давались легко, как чемпионам по фигурному катанию. Да, это кружение было больше похоже на скольжение по льду. 

Президент верфи Monte Carlo Yachts Карла Демария в безупречном брючном костюме сопровождала к яхте узкий круг приглашенных — журналистов, клиентов и почетных гостей. С ней — Карло Нуволари из знаменитого венецианского дизайн-бюро Nuvolari & Lenard, создавший вместе с верфью облик этой яхты, вселивший в нее душу. 

У нее, как у всех предыдущих яхт MCY, душа космополита. Мореходная и всепогодная, она при этом очень элегантная, соединяет в себе итальянскую чувственность с французской продуктивностью и 130-летним опытом в строительстве яхт от группы Bénéteau . MCY86 — суперъяхта, но в размере до 30 м.

С пристани еще стали заметны на фоне ее корпуса цвета мокко графитовый флайбридж и такого же цвета легкий хардтоп. А также фирменные для MCY черные «крылья», защищающие широкие боковые проходы — все элементы стиля, яркие даже в ночи. Вход на яхту был организован не со стороны кормы и купальной платформы, а сбоку — через откидную террасу по левому борту, то же можно проделать с откидной террасой по борту правому. Обе появились на яхте MCY впервые.

Основной салон оказался впечатляющим. Светлый, с разнообразием фактур и элементов дизайна. В центре прозрачный обеденный стол на шесть человек. Двери, ведущие на открытую палубу в кормовой части, не раздвижные, а обычные, в открытом положении их удерживают магниты на стенах основного салона. Палуба отделана натуральным тиком. Присматриваясь к деревянному обрамлению светильников над обеденным столом на корме, легко было поймать себя на мысли, что в интерьере все очень мягко, сглаженно. Нет ни одного острого угла, и от этих очертаний становится уютно, как в буржуазной и при этом очень современной парижской квартире.

«Француз» Дэн Ленард из бюро Nuvolari & Lenard стоял рядом, оперевшись на борт. Несмотря на то что в порту Кап-Д‘ай в этот момент находились еще как минимум две лодки, отрисованные и спроектированные им, он искренне признавался в любви флагману MCY — как к ребенку, которого только что воспитал и отпустил на все четыре стороны. Ее изгибы и интерьеры — его забота. 

Рядом осматривали лодку Карла Демария и вице-президент всей группы Bénéteau Анет Ру. Для них, также имеющих непосредственное отношение к спуску флагмана MCY, эта яхта — большая ценность, настоящая гордость. Новая вершина в цепи возвышенностей из достижений верфи и всей группы. На данный момент — точно Эверест.

Спуск по изогнутой лестнице на палубу ниже — и случается первое знакомство с жизнью на борту. Обе каюты — дабл и твин — оформлены в едином, очень уважительном к гостям стиле. Даже в холле на стенах шелк, на дверях ткань и белая кожа — в каютах. На дверцах шкафов велюр, в декоре преобладает мягкий оттенок голубого. Пол для уюта выложен светлым длинношерстным ковром. В отделке доминирует дуб.

Hа борту MCY86 всюду ведут свои ходы: отдельная лестница — в гостевые каюты, еще одна — в камбуз и носовую часть, третья — в мастер-суит и четвертая — на флайбридж. Четкое разделение между зонами, предназначенными для капитана и двух членов экипажа, и пространствами для гостей было важным и принципиальным моментом. Карло Нуволари объяснил это тем, что яхта комфортна тогда, когда во время морских путешествий 80% пространства закреплено за гостями.

Подъем на флайбридж — и происходит смена представлений о том, каким он может быть на 26-метровой яхте. Очень просторный, диваны по бортам расставлены почти во всю его длину. На них не жарко даже на солнцепеке — такова геометрия хардтопа. Шезлонги на корме ультранизкие и разом настраивают на спа-лад. На их месте в принципе можно хранить гидроциклы, но на этом борту, кажется, устроен филиал спа-отеля. Гидромассажная ванна здесь же — немецкая Hoesch. Бар тоже рядом. На основную палубу с флайбриджа ведет узкий спуск, настолько удобный, что и подумать было бы нельзя, что он такой. Кажущаяся компактность, не противоречащая комфорту, ничему не препятствующая, — еще одна важная характеристика яхты. 

Носовая часть основной палубы на MCY86 также просторна. С раскладывающимся столом и множеством диванов и лежаков, с влагостойкой обивкой, на ощупь как велюр. Тут тоже все округлое, не заостренное. Как будто продолжаешь гулять по зданию, архитектор которого всерьез решил не оставлять ни одного острого угла. 

Из соседней с лаунджем рубки легко попасть в камбуз, правда, камбузом его не назовешь. Это уютная кухня. Здесь нет шкафов и поверхностей из нержавеющей стали, есть белый кориан и глянцевая белая мебель. Иллюминаторы у самой мойки и рабочей поверхности, что всегда приятно. Есть лифт — долго выяснять, куда он ведет, не придется. К посту управления, откуда подавать еду в основной салон или к тому столу, что на корме, очень удобно. А MCY86 все-таки создана для комфорта вне зависимости от того, управляетесь вы с яхтой сами или вся команда в сборе.

Мастер-каюта, расположившаяся на нижней палубе во всю ширину корпуса, по справедливости — самое приятное место на борту. На стенах металлические пано с тончайшими плетениями. Высота потолков, обитых кожей, впечатляющая, белые кожаные кресла по левую руку от кровати сложно назвать яхтенными — скорее суперъяхтенными: с подлокотниками и очень комфортной посадкой. Но главный спецэффект в этой мастер-каюте от огромных окон по бортам. Утром с опущенными жалюзи каюта наполняется потрясающим светом, будто вы на берегу, в собственной вилле. 

Что западает в душу на борту MCY, так это невероятный комфорт. И богатство. В том числе выбора. На MCY86 может быть и пять кают, и три, и четыре, можно отказаться от «мастера» и от хардтопа, в отделке использовать самые разные материалы (Hermès, Armani), любую мебель (Poltrona Frau, например). И какой бы выбор сделан ни был, отношение к клиенту на верфи будет как к члену семьи, причем не дальнему родственнику. 

Карло Нуволари в вечер премьеры произнес слова, важные для всех в Monte Carlo Yachts: «Ожидания у заказчика всегда большие, и от яхты длиной 86 футов они такие же, как от той, что 86 метров. Ведь яхта — самое красивое, что у него есть».

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group