MasterCraft

Январь-февраль №1(69), 2014



 

Интервью: Всего в меру
Текст Анастасия Романова Фото Klaus Jordan, Claus Schaefe, Carl Groll
180-метровая яхта Luerssen Azzam передана владельцу. Ниже — стенограмма беседы с Марио Педолом, исполнительным директором итальянской студии Nauta Yachts. Человеком, который всю жизнь посвятил строительству парусников, но неожиданно для себя спроектировал самую большую моторную яхту в мире

Что было самым сложным в работе над Azzam?

Это не просто яхта, а рекордсмен. И в размере, и в скорости. И в детальности проработки проекта. Так что это был целый комплекс сложных и интересных задач. На строительство в Бремене ушло три года, на разработку дизайна нам дали всего год. Так что сжатые сроки, наверное, стали главной сложностью и задачей номер один. Сроки были сжатые у всех, кто оказался задействован в строительстве этой яхты. Никто и в мыслях не строил такие большие суперъяхты так быстро. Кстати о рекордах, Azzam также является рекордсменом в оснащении (двигатели у нее общей мощностью 94 000 л. с.), максимальная скорость действительно максимальная — 30 узлов.

С чего все началось?

С рисунка, как и положено. С рисунка от руки.

Что бы вы назвали уникальным в облике Azzam?

У яхты очень необычная корма и сам транец. Именно поэтому на нем сделан акцент. Нос непривычно узкий. Пусть это было необходимо с точки зрения морской архитектуры и мореходности, факт остается фактом, нос у Azzam нетипичный. Все эти элементы были продуманы для того, чтобы яхта была не только самой большой в мире, но и максимально быстрой. И все элементы дизайна и морской архитектуры должны были сработать на эту скорость. При этом они все между собой прекрасно сочетаются и перекликаются, коррелируют, что и создает необычный облик яхты.

Вы, наверное, каждый час созванивались с техническими специалистами Luerssen в процессе работы?

Да, мы, пожалуй, еще никогда так плотно не работали с верфью, как при строительстве Azzam. Обычно близкие отношения складываются при проектировании парусников. Там работаешь над экономией каждого грамма веса. Оптимизируешь всю конструкцию ради этой цели. Выбираешь что-то одно: скорость или внутренние объемы — и действуешь. Одно с другим сочетать не получается. Конечно, проектирование яхты 180 м длиной и 21 м шириной — это уже очень сложная задача, которую нужно решать при участии многих. И она ведь не просто в порту стоять будет, она будет на воде, на волнах. В этом году в теплых неглубоких морях, далее — везде.

Как бы вы охарактеризовали надстройку Azzam?

Прорабатывая дизайн надстройки, мы избегали замысловатых или сложных фигураций. Над этой надстройкой работали по тому же принципу, что над всеми. По сути, у моторных и парусных яхт тут совершенно одинаковый принцип работы. Дизайн надстройки должен быть всегда вневременным, яхта обязана в первую очередь быть элегантной. Это главный момент. И раз найдешь этот баланс в дизайне надстройки, она и годы спустя будет отлично смотреться. А поскольку не стоит рассматривать надстройку отдельно от корпуса, и вся яхта будет долго выглядеть свежо.

Какая реакция у тех, кто видит эту яхту в первый раз?

Как правило говорят, что она невероятно современна.

Какие задачи перед вами поставили представители владельца?

Бриф был таким: яхта должна быть очень объемной. Соединять лучшую мореходность и современный минималистский дизайн. В дизайне должны присутствовать чистые линии. Для лучшего понимания, что имелось в виду: Ferrari — когда смотришь на этот автомобиль, сразу понимаешь, он не просто очень быстрый. Он особенный.

Как вам кажется, есть ли у Azzam узнаваемые черты яхт Luerssen?

Верфь Luerssen строит яхты full-custom. То есть они всегда рисуют и строят то, что хочет владелец. И они всегда начинают с чистого листа бумаги. Так что и в Azzam я усматриваю больше собственных, индивидуальных черт, чем коллективных, семейных, относящихся непосредственно к Luerssen. Главная семейная черта — это качество строительства и безупречная инженерия, конроль всех рабочих процессов. Это то, чем Luerssen славится.

Как бы вы охарактеризовали интерьер Azzam?

Казалось бы, в силу ближневосточной культуры, ярким представителем которой является владелец яхты, и погодных условий, при которых проводить время на открытом воздухе не очень комфортно, на борту все должно было бы быть консервативным. Но нет. Увидев рендеры нашего 80-метрового Project Light, созданного в 2007 году совместно с Fincantieri (на этом борту предполагается как раз очень много света), — владелец решил прибегнуть к помощи студии Nauta Design и воплотить наш замысел. Яхту с обширным остеклением. Владелец был, как нам сказали, впечатлен инновационностью дизайна.

Окна на нижней палубе только кажутся маленькими?

Они и правда не самые большие — это было одним из ограничений, возникших в связи с размером яхты и размахом проекта. Но это каюты команды и подсобные помещения. Все окна на основной и верхних палубах — панорамные. Доходящие до двух с лишним метров в ширину. Так что света очень много.

Какие пространства на яхте вам нравятся больше всего?

Пляжный клуб и зона с панорамным остеклением в носовой части верхней палубы. Обзор — 270 градусов. Отсюда должны открываться потрясающие виды.


Управляющий партнер верфи Luerssen Питер Люрсен:

«Azzam — важнейшая веха не только в истории верфи, но и в истории яхтостроения»


Джонатан Беккет, исполнительный директор Burgess 

(компания выступила техническим консультантом проекта, принимала участие в модельных испытаниях, проработке плана внутренней планировки, испытании технических систем, осуществляла надзор за строительством): «Для нас участие в постройке 180-метровой яхты Luerssen Azzam на протяжении всех этих четырех лет — большая честь. В процесс были вовлечены лучшие профессионалы. Приятно осознавать, что все вместе мы открыли новый этап в яхтостроении».

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group