май-июнь №3(41), 2009



 

Путешествие: Здесь начинается Европа
Никита Кривцов
Португалия многих заставила пересмотреть взгляды на географию.

каждый еще со школьной скамьи знает, что крайней западной точкой Европы является мыс Кабу-да-Рока. В течение веков этот обрыв, лежащий в часе езды к юго-западу от Лиссабона, считался краем света — за ним простирался непокоренный Атлантический океан. Для нас, живущих в России, он и поныне остается самым дальним концом Европы. А вот португальцы, услышав такой эпитет, поправят: «Это не конец, а начало Европы!». И их можно понять: для их предков, возвращавшихся из первых плаваний к берегам Африки, Америки и  Индии, с этого мыса начинался дом.


Нация мореплавателей Португалия вся обращена к Атлантике. И с океаном, точнее, с его покорением, связаны самые яркие эпизоды ее истории. Когда мы слышим слово «Португалия», то на память приходят имена Васко да Гамы, Бартоломеу Диаша, Магеллана. И это справедливо: немногие нации совершили столько географических открытий. В Португалии эти первопроходцы — настоящие герои. Здесь повсюду можно встретить памятники, связанные с эпохой Великих географических открытий. Возникший в ту эпоху архитектурный стиль назван «мануэлино» — по имени правившего на рубеже XV и XVI веков короля Мануэла. Здания того времени называют «географическими открытиями, застывшими в камне». С «мануэлинских» Беленской башни и монастыря Жеронимуш (Святой Марии) на набережной Тежу и начинается для туристов знакомство с Лиссабоном.

Монастырь Жеронимуш был сооружен за счет сокровищ, что привез из плавания в Индию Васко да Гама. В монастырском соборе великий мореплаватель и похоронен. Напротив его гробницы — саркофаг Луиса де Камоэнса, величайшего из поэтов Португалии, который стал певцом морской славы страны. Но саркофаг пуст: поэт умер в бедности, от чумы и похоронен в массовом захоронении. Неподалеку, на набережной, высится 52-метровый монумент первооткрывателям, выполненный в форме каравеллы. На мостовой перед монументом выложены компас и карта мира, на которой отмечены морские открытия XV—XVI веков. А с противоположного берега на Лиссабон взирает колоссальный Христос, возведенный на народные пожертвования в 1962 году.

Неожиданный памятник эпохи Великих открытий можно обнаружить в поселке Саброза, затерявшемся среди гор северной Португалии. Там есть дом, в котором в 1480 году родился Магеллан. На стене висит мемориальная доска — если бы не она, дом ничем бы не отличался от соседних, тем более что в нем тоже живут. Дом сохранился, несмотря на прошедшие пять с лишним веков. Удивительно и то, что человек, первым обогнувший земной шар, родился среди гор.

Любят португальцы и своих бывших королей. Но, пожалуй, больше других уважают «ненаследного» принца Энрике, вошедшего в историю как Генрих Мореплаватель. При этом единственным его плаванием было участие в захвате марокканского порта Сеута, ставшего в 1415 году первой европейской колонией в Африке. Дело в том, что Энрике тщательно собирал сообщения купцов, отчеты моряков, карты, астрономические таблицы — все, что было необходимо для успеха экспедиций. Он поощрял развитие мореходства и тратил на подготовку экспедиций и собственное состояние, и доходы ордена Христа, магистром которого являлся. По маршрутам, намеченным Энрике, и прошли экспедиции Бартоломеу Диаша и Васко да Гамы.


«Полированные камушки» На что сразу обращаешь внимание в Португалии? На обилие расписных изразцов, которые зовутся «азулежу». На глазурованных табличках — номера домов и названия улиц. Изразцы обрамляют окна и двери, служат вывесками и просто украшениями, а то и покрывают целые фасады. «Аль-зулайша» или «зулейжа» по-арабски означает «полированный камушек»: глазурованную плитку в Испанию и Португалию принесли мавры. Народным искусство азулежу стало благодаря промышленному производству, возникшему в середине XIX века. С этого времени изразцы начинают появляться изнутри и снаружи самых разных построек. Ведь азулежу не просто украшают стены, но и защищают от влажности, что в условиях атлантического климата Португалии очень важно. Сюжеты азулежу разно-образны. Очень популярно изображение Девы Марии, можно увидеть и изображения святых, картины быта или истории, да и просто буквы с названием улицы. Азулежу используются для оформления новых станций лиссабонского метро: правда в отличие от старых изразцов они многоцветные, да и выполнены как абстрактные декоративные панно. Именно такое можно увидеть в Москве, в павильоне нового входа на станцию метро «Белорусская»: лиссабонский муниципалитет преподнес его в дар нашей столице к ее 850-летию.


На семи холмах Если Москва — самая восточная европейская столица, то Лиссабон — самая западная. Но, будучи с географической точки зрения противоположностями, они имеют много общего. Лиссабон тоже расположен на семи холмах и весьма космополитичен. Есть в нем свои Елисейские поля — Авенида-да-Либердади, свой Арбат — Руа-Аугушта: все это Байша — «Нижний город». Есть в Лиссабоне банковский квартал, типа Сити; и огромная трибуна для бескровной португальской корриды; и стадион, вбирающий в себя поклонников лиссабонской «Бенфики». С Москвой португальскую столицу роднит и покровитель Георгий Победоносец, во имя которого нарекли крепость Сан-Жоржи, взирающую на город с холма Алфама к востоку от Байши. С запада «Нижний город» ограничивает Байрру-Алту — «Верхний квартал».

Байрру-Алту и Алфама похожи. Однако если первый имеет прямоугольную сеть улиц, то Алфама — это средневековая путаница переулков и проходов. Извилистые и крутые, переходящие в лестницы, они не позволяют проникнуть сюда современному транспорту. Вместо выхлопных газов квартал наполнен запахом жарящихся сардин, а шум моторов заменяют крики петухов и голоса певчих птиц в клетках, вывешенных за окна. На улицах продают рыбу и овощи, то и дело попадаются лавчонки, пивные, закусочные и крошечные мастерские. То вдруг попадаешь во двор, где сидят старики, играют дети. Не покидает ощущение, что ты вторгаешься в чью-то частную жизнь. И если Байрру-Алту — квартал с налетом богемности, то Алфама­ — место жизни людей победнее.

С центром Лиссабона лучше знакомиться пешком или воспользоваться трамваем — еще одной местной достопримечательностью. Несмотря на то, что ему больше 100 лет, трамвай легко пробирается через лабиринты улиц и взбирается на самые кручи. Горожане любовно называют его «желтеньким»: раньше вагоны красили только в этот цвет. В Алфама дружелюбно и не страшно даже ночью, а в Байрру-Алту жизнь бьет ключом. Что ни дверь, то ресторан, таверна или закусочная. Есть и модные заведения, и те, что прячут за скромными дверями не менее скромную обстановку.


Фаду Изюминка Лиссабона — клубы «фаду» — рестораны с музыкальной программой. Фаду (в переводе с португальского «судьба») — это городской романс. Есть фаду лирические и любовные, есть блатные и драматические, есть народные, а есть и стилизации под фольклор. Но главное, фаду — один из самых характерных элементов португальской, и в первую очередь лиссабонской, культуры. Фаду всегда исполняется под маленькую двенадцатиструнную гитару. Символом лиссабонского фаду стала Амелиа Родригеш: когда она в 1999 году умерла, в стране был почти национальный траур. Фаду невозможно объяснить, его нужно почувствовать.


«Новый рай» Устав от города, стоит вскочить в электричку, отправляющуюся с вокзала Россиу, и вы окажетесь в Синтре. И прихватите с собой «Паломничество Чайльд Гарольда» лорда Байрона: поэт провел там немало времени и даже назвал городок «новым раем». Говорят, что даже когда над всей Португалией сияет солнце, над этим кусочком побережья сохраняется тень облаков. Неслучайно в том месте, которое сегодня считается сердцем города, был возведен дворец Пасу-Реал, который служил загородной резиденцией королевской семьи с XIV вплоть до XX века. Над Синтрой на одной скале высятся остатки мавританской крепости, а на другой — красуется еще один королевский замок Паласиу-ди-Пена, напоминающий своей эклектикой и разноцветьем замок Спящей красавицы из Диснейленда. Если у вас вдруг возникнет дежавю, не удивляйтесь: нечто похожее вы действительно могли видеть. Это Дом Дружбы на московской Воздвиженке. Восхищенный Паласиу-ди-Пена, промышленник Арсений Морозов заказал выстроить себе такой же, за что был осмеян московскими аристократами.


Португальский Оксфорд Коимбра, третий по значению город материковой Португалии, раскинулся по берегам реки Мондегу. Уютом и миниатюрностью он напоминает богатый курорт. Над всем в городе господствует университет: каждый пятый из 100 тысяч обитателей Коимбры — студент. Господствует он над городом и в прямом смысле: стоит на горе, в здании бывшей королевской резиденции. Коимбрский университет был снован в 1290 году, по старшинству он соперничает с университетом в Праге. Студенты до сих пор по парадным случаям носят черные плащи, украшенные ленточками. Их цвета означают факультет, а количество — год обучения. В середине мая, после экзаменов, студенты Коимбры сжигают свои ленточки, устраивая праздник. А после город пустеет и становится совсем тихим.


Полцарства за окно С городом Томар, что в центральной Португалии, связана судьба некогда могущественного и окруженного загадками ордена тамплиеров. Когда в XIV веке на орден обрушились гонения, король Португалии предоставил братьям убежище. Остатки братства переименовали в орден Христа, центром которого и остался Томар: там еще с XII века стояла крепость — монастырь тамплиеров. Орден славился богатством, и его сокровища ищут до сих пор. Одно из них в Томаре может увидеть любой. Северо-западную стену крепости украшает окно из резного камня. Это самый известный одиночный шедевр «мануэлино», созданный примерно в 1510 году. Окно настолько роскошно, что в XIX веке англичане предложили Португалии в обмен на него списать государственный долг (страна находилась у Англии в финансовой кабале). Но окна, как и долга, португальцы не отдали.


Северная столица Второй по величине город страны, Порту, всегда соперничал с Лиссабоном. Расположенный на севере, на берегу Доуру и ведущий свою родословную с античных времен, он по живописности и обилию памятников не уступает Лиссабону. Впрочем, по части портвейна его приоритет несомненен. Выйдя вечером к смотровой площадке у кафед-рального собора Се и взглянув на противоположный берег Доуру, вы увидите Вила-Нова-ди-Гайа, некогда самостоятельный город, а ныне часть Большого Порту. Во тьме светятся вывески: Sandeman, Barros, Ferreira, Calem, Cockburn, Forrester, Offley... Это названия компаний, производящих портвейн.

Над черепичными крышами Порту возвышается Клеригуш — самая высокая церковная башня Португалии. При высоте в 75 метров она служила ориентиром для входа в гавань кораблей. Город жил мореплаванием и торговлей, и тон в Порту задавала торговая элита. Со Средневековья вплоть до XVII века действовал закон, запрещавший аристократии строить здесь дворцы и вообще находиться в городе более трех дней. Сам король проживал здесь как гость в резиденции епископа. Поэтому в Порту нет дворцов, зато в деловой части — импозантное здание биржи и особняки буржуазии


Лиссабонская Ривьера Побережье Португалии можно разделить на две части: западное — от мыса Кабу-да-Рока на север до границы с Испанией и южное — это прежде всего Алгарве. Район Авейру на западе, как и восточную часть Алгарве, опутывают протоки и лагуны, которые можно исследовать бесконечно. Идеальное место для яхтинга — эстуарий Тежу у Лиссабона: морские просторы дополнены здесь возможностью полюбоваться Лиссабоном с воды. Для яхт доступны нижние течения рек Минью на самом севере и Гуадиана на крайнем востоке. А по Доуру можно подняться от Порту до испанской границы. Из португальских портов удобно отправляться в плавание к берегам Испании, Африки, средиземноморских стран. Многие яхтсмены Европы предпочитают оставлять свои суда в Португалии — этому благоволит климат, современная инфраструктура марин и умеренные цены.

От Лиссабона в сторону Кабу-да-Рока, сначала вдоль Тежу, а затем по берегу океана, протянулась португальская Ривьера. Ее центр, Кашкаиш, был рыболовецким городком, а теперь это курорт с симпатичными улочками, множеством отелей и ресторанов. Ближе к Лиссабону находится Эшторил, известный своим казино. Как и на всех подобных местах старой Европы, на Эшториле лежит печать скромного обаяния буржуазии. Город помнит времена, когда там кипели шпионские страсти. Гостиницы курорта нейтральной Португалии во время Второй мировой войны были пристанищем и союзнических, и нацистских агентов. Так что там можно услышать массу историй в духе Джеймса Бонда.


Теплое дыхание юга Побережье Алгарве тянется на 200 километров. Отгороженная с севера грядами холмов, эта провинция отличается от остальной Португалии климатом: здесь он скорее средиземноморский, благодаря теплым ветрам из Северной Африки. Алгарве — это километры пляжей, отели и поля для гольфа. Для яхтсменов Алгарве — рай. Во всех курортных поселках к западу от столицы провинции Фару есть отличные марины; самая крупная расположена в Виламуре. А Портимао — место проведения регат самого высокого уровня. И если западная часть побережья Алгарве — живописные скалистые бухты, то к востоку от Фару видишь плоские берега с лабиринтами лагун, проток и устьями рек. С города Лагуш на западе провинции начинается курортная зона Алгарве, но сам Лагуш связан с теми же давними традициями мореходства. Здесь можно увидеть памятник Жилу Эанишу, впервые обогнувшему мыс Бохадор на северо-западном побережье Африки. А под аркадами на улице Руа-да-Сеньора-да-Граса — мемориальную доску, отмечающую место, где в 1441 году появился первый в Европе рынок невольников. Из Лагуша стартовали многие первые заокеанские экспедиции.

А на восток до самой границы с Испанией тянутся курорты и пляжи, которые замыкаются у устья реки Гуадиана. Здесь отличные места для яхтинга и знакомства с природой.

Португальцы говорят: «В Лиссабоне кутят, в Коим-бре учатся, в Браге молятся, а в Порту работают». Добавим: в Алгарве отдыхают. Побывав здесь, не хочется называть эту страну «концом» Европы. «Начало» звучит лучше.~

 
 
Перепечатка текcтов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Yachting" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна. Copyright © 2003 "Yachting"; E-mail: info@y-m.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг - яхты и катера
Катера и яхты :: Burevestnik Group